Прядь о Сёрли, или Сага о Хедине и Хёгни
Перевод Тимофея Ермолаева


© неизвестный автор, Sörla þáttr eða Heðins saga ok Högna

© Т.Ермолаев aka Tim Stridmann (перевод с древнеисландского)

Эл. текст: norse.narod.ru


Содержание

1. О Фрейе и карликах

2. Договор между Одином и Фрейей

3. О викинге Сёрли

4. О Сёрли и конунге Хёгни

5. Хедин узнает о конунге Хёгни

6. Состязание Хедина и Хёгни

7. Хедин вовлекается в злодеяние

8. Начало битвы Хьяднингов

9. Окончание битвы Хьяднингов

 

Примечания 


 

1. О Фрейе и карликах

На восток от Ванаквисля в Азии была страна, что называлась Асиаланд или Асиахейм. Народ, что ее населял, назывался асы. Главный их город назывался Асгард. Их конунгом был Один. Там стоял большой жертвенник. Один поставил жрецами Ньёрда и Фрейра. Дочь Ньёрда звали Фрейя. Она помогала Одину и была его наложницей.

Неподалеку от палат конунга жили четыре человека, первого из которых звали Альвригг, второго Двалин, третьего Берлинг, а четвертого Грер. Они были так искусны, что могли изготовить любую вещь. Народ, к какому они принадлежали, люди называли карликами. Они жили в камне, но в те времена общались с людьми больше, чем сейчас.

Один очень любил Фрейю, а она была самой прекрасной из женщин в то время. У нее был свой дом, красивый и прочный, и как говорят люди, если дверь его была закрыта и заперта, то ни один человек не мог войти внутрь против воли Фрейи.

Случилось однажды, что Фрейя подошла к камню, и был он тогда открыт. Карлики ковали золотое ожерелье, и оно было почти готово. Ожерелье очень понравилось Фрейе, а Фрейя очень понравилась карликам. Она попросила у карликов это ожерелье, предлагая взамен золото, серебро и другие драгоценности. Но они ответили, что не нуждаются в деньгах, и сказали, что каждый из них желает сам продать свою часть ожерелья, и не хотят они ничего иного, кроме как того, чтобы Фрейя провела ночь с каждым из них. И так как она решила, что заполучит его если не лучшим, так худшим путем, то они на том и сошлись. И по прошествии четырех ночей и исполнении всех обязательств карлики преподнесли Фрейе ожерелье. Она пошла к себе домой и хранила молчание, будто ничего не случилось.

 

2. Договор между Одином и Фрейей

Одного человека звали Фарбаути. Он был уже старик, а его старуху звали Лаувейя. Она была худая и слабая, поэтому ее прозвали Наль (Игла). У них был один сын по имени Локи. Он был небольшого роста, но с раннего возраста был остр на язык и скор на проделки. Он превзошел всех людей той мудростью, что зовется коварством. Он был очень изворотлив уже с юных лет, а потому его прозвали Хитрый Локи. Он явился к Одину в Асгард и стал его человеком. Один всегда брал сторону Локи, что бы то ни делал, но зато и часто возлагал на него сложные поручения, которые Локи выполнял лучше, чем от него ожидали. Он и разузнавал почти все, что происходило, и рассказывал Одину все, что он узнал.

Как сказывают, Локи узнал, что Фрейя получила ожерелье, и то, что она дала взамен; рассказал он об этом Одину. А когда Один узнал это, то сказал, чтобы Локи заполучил это ожерелье и принес ему. Локи сказал, что безнадежное это дело, потому что ни один человек не может попасть в дом Фрейи помимо ее воли. Один сказал, чтобы он отправлялся в путь и без ожерелья не возвращался. Тогда Локи с криками ушел прочь. И многие радовались тому, что Локи попал в беду.

Локи пришел к дому Фрейи, но он была закрыта. Он попытался войти внутрь, но не смог. А снаружи была очень холодная погода, и Локи быстро замерз. Тогда он превратился в муху и облетел вокруг всех замков и горы, но нигде не нашел отверстия, через которое он смог бы попасть внутрь. Но на верхушке дома он нашел отверстие, не большее, чтобы можно было воткнуть иглу; он и протиснулся через эту дыру. Попав внутрь, он внимательно осмотрелся и подумал, не разбудил ли кого, но убедился, что все в доме спят. Тогда он подошел к кровати Фрейи и увидел, что ожерелье у нее на шее, но застежка находится внизу. Тогда Локи превратился в блоху. Он сел Фрейе на щеку и укусил ее, так что Фрейя проснулась, перевернулась и заснула опять. Тогда скинул с себя Локи обличье блохи, осторожно снял с нее ожерелье, а потом открыл дом и ушел, неся Одину ожерелье.

Утром Фрейя проснулась и увидела, что дверь открыта, но не сломана, а ее любимое ожерелье исчезло. Она догадалась, что ее обхитрили, и, едва одевшись, пошла во дворец к конунгу Одину и сказала ему, что он поступил бесчестно, наказав похитить ее драгоценность, и попросила, чтобы он вернул ей назад это ожерелье.

Один ответил, что, памятуя о том, как было приобретено это ожерелье, она не получит его обратно, «если ты заклинаниями и волшбой не сделаешь так, что два конунга, каждому из которых служит двадцать конунгов, поссорятся и начнут биться; и они будут вставать и сражаться, как только они будут убиты; так будет продолжаться, пока не появится некий христианин, такой храбрый и сопровождаемый великой удачей своего господина, что он посмеет вступить в это сражение и убьет этих мужей. Тогда это кровопролитие закончится, и все хёвдинги, как положено, освободятся, наконец, от проклятия и воздействия твоего вредного волшебства.

Фрейя согласилась с этим и забрала ожерелье.

 

3. О викинге Сёрли

В то время, а это было двадцать четыре года спустя после смерти Фроди Миротворца, Упплёндом в Норвегии правил конунг, которого звали Эрлинг. У него была жена и двое сыновей. Старший из них звался Сёрли Сильным, а младший Эрлендом. Они были многообещающими людьми, но Сёрли был сильнее. Они отправились в поход, едва подросли для этого. Они сражались с викингом Синдри, сыном Свейгира, сына морского конунга Хаки, в Шхерах Эльва[1], и пал там викинг Синдри и все его войско. В той битве погиб и Эрленд, сын Эрлинга. После этого Сёрли поплыл в Эйстра Сальт[2] и разбойничал там, и совершил так много подвигов, что было бы долго писать обо всех них.

 

4. О Сёрли и конунге Хёгни

Одного конунга звали Хальвдан; он правил Данмёрком и сидел в том месте, что называется Хроискельда[3]. Он женился на Хведне Старшей, а их сыновьями были Хёгни и Хакон. Они были выдающимися людьми по росту, силе и всем способностям. Они отправились в поход, едва повзрослев.

Теперь следует рассказать о том, что Сёрли одной осенью направился в Данию. Конунг Хальвдан намеревался ехать на встречу конунгов. Когда приключилась эта история, он был очень угнетен своей старостью. У него был такой хороший корабль, что другого равного ему по мощи или всему убранству нельзя было найти в северных землях. Он стоял на якоре в заливе, а конунг Хальвдан был на берегу, где велел варить пиво для похода. А когда Сёрли увидел корабль, взыграла в его сердце великая алчность, так что он возжелал корабль больше всего на свете. Многие же люди рассказывают, что в северных землях не было на корабле лучших украшений, за исключением кораблей «Эллиди», «Гнода» и «Великого Змея»[4].

Сёрли приказал своим людям готовиться к сражению:

— Мы убьем конунга Хальвдана и захватим корабль.

Ему ответил человек по имени Сэвар, он был его впередсмотрящим и командующим:

— Неразумно это, господин, — сказал он, — потому что Хальвдан великий вождь и славный муж. Еще у него есть два сына, которые решат отомстить, а они оба сейчас очень знаменитые люди.

— Даже если бы они были больше богов, — ответил Сёрли, — то я все равно сражался бы.

Тогда приготовились они к битве. Известие об этом достигло конунга Хальвдана. Он вскочил и побежал к кораблю, и все его люди, и они тут же приготовились к битве. Несколько человек пали в ноги Хальвдану, говоря, что ему было бы неразумно сражаться и нужно бы отступить перед таким превосходством. Конунг ответил, что сначала все они упадут один поперек другого, прежде чем они отступят. Обе стороны приготовились к битве, и тогда разгорелась жесточайшая битва, и закончилась она тогда, когда погиб конунг Хальвдан и все его войско. После этого Сёрли завладел кораблем и всем, что для него было ценно.

Позже узнал Сёрли, что Хёгни возвратился из похода и отдыхает на Одинсей. Сёрли направил туда свои корабли, и как только они встретились, он рассказал ему о гибели Хальвдана, его отца, отдал себя под его суд и предложил ему примириться и стать побратимами, но Хёгни от всего отказался. Тогда они сразились, как рассказывается в «Песни о Сёрли». Хакон бился очень хорошо и убил Сэвара, знаменосца и впередсмотрящего Сёрли. После этого Сёрли убил Хакона, а Хёгни убил конунга Эрлинга, отца Сёрли. Потом сразились Хёгни и Сёрли, но от усталости и ран Сёрли упал раньше, чем Хёгни. Но Хёгни велел вылечить его, и поклялись они в побратимстве и сдерживали свои клятвы, пока оба были живы. Но Сёрли жил недолго, его убили в Аустрвеге викинги, как рассказывается в «Песни о Сёрли» и здесь:

“Fell inn forsnjalli

fyrst inn víglysti

ýgr í Austrvegi

allr á helpalla,

dauðr um dalreyðar

dáðkunnr miskunnar,

beit at brandmóti

brynstingr víkingum.”

Когда Хёгни узнал о смерти Сёрли, в то же лето совершил он набег на Аустрвег, и везде побеждал, и стал там конунгом. И рассказывают люди, что двадцать конунгов сделались данниками конунга Хёгни и подчинились его власти. Хёгни сделался таким знаменитым своими великими подвигами и походами, что его имя было хорошо известно и на севере Страны Финнов, и около Парижа, и везде между ними.

 

5. Хедин узнает о конунге Хёгни

Одного конунга звали Хьярранди. Он правил Серкландом (Турцией). У него была жена и сын по имени Хедин. Он рано начал выделяться по силе, росту и способностям. Он отправился в поход в юношеском возрасте и сделался морским конунгом и совершал набеги на земли от Испании до Греции и на все соседние государства. Так он обложил данью двадцать конунгов, получив от всех них земли и деньги. Зимой Хедин сидел дома в Серкланде.

Рассказывается, что однажды Хедин поехал в лес со своей дружиной. Он отстал от своих людей и увидел на опушке сидящую на троне женщину, высокую и красивую. Она вежливо поприветствовала Хедина. Он спросил ее имя, она назвалась Гёндуль. Они начали разговаривать, она спросила его о подвигах, он охотно ей все рассказал и спросил ее, знает ли она какого-нибудь конунга, равного ему по доблести, смелости, славе и успеху?

Она ответила, что знает того, кто не уступит ему и которому подчиняются двадцать конунгов, и сказала, что его зовут Хёгни и живет он на севере в Дании.

— Знаю я то, — сказал Хедин, — что мы проверим, кто из нас лучше.

— Пора тебе вернуться к своим людям, — сказала она. — Они будут искать тебя.

Тогда они расстались, он поехал к своим людям, а она осталась сидеть там.

В самом начале весны Хедин приготовился к походу, у него был один корабль и три сотни людей. Он плыл на север всё лето и зиму, а весной прибыл в Данию.

 

6. Состязание Хедина и Хёгни

Конунг Хёгни сидел тогда дома. И когда он узнал, что на берег высадился знаменитый конунг, приготовил он для него роскошный пир; Хедин принял приглашение. И когда они сидели и пили, спросил Хёгни, какое дело привело Хедина так далеко на север. Хедин рассказал тогда о своем деле: соревноваться друг с другом в храбрости и доблести, знаниях и прочих умениях. Хёгни ответил, что готов к этому. На следующий день рано утром поехали они плавать и на стрельбище. Они состязались и в верховой езде, и во владении оружием, и во всех других умениях, но были равны во всех искусствах, и нельзя было сказать, кто из них лучше. После этого дали они клятвы побратимства и решили всего иметь поровну.

Хедин был молод и неженат, а Хёгни был немного старше. Он был женат на Хервёр, дочери Хьёрварда, сына Хейдрека Волчьей Шкуры. У Хёгни была дочь по имени Хильд. Она выделялась среди других женщин красотой и умом. Хёгни очень любил свою дочь, других детей у него не было.

 

7. Хедин вовлекается в злодеяние

Рассказывают, что немногим позже Хёгни отправился в поход, а Хедин остался и присматривал за его государством. Однажды Хедин поехал в лес поразвлечься. Погода была хорошая. Случилось ему опять отъехать от своих людей. Пришел он на одну поляну и увидел там женщину, сидящую на троне, ту же самую, что он видел раньше в Серкланде, и показалась она ему еще прекраснее, чем раньше. Она опять обратилась к нему первой, и ласковой была ее речь. Она держала в руке рог, который был прикрыт крышкой. Конунг влюбился в нее. Она предложила ему выпить, а конунг испытывал жажду, потому что ему было жарко, он взял рог и испил. И как он опьянел, произошло с ним странное: он забыл все, что было с ним до этого. Он сел и заговорил с ней.

Она спросила, проверил ли он то, что она говорила раньше об умениях и силе Хёгни.

Хедин ответил, что это оказалось правдой, «потому что он не уступил мне ни в одном умении, что мы испытывали, и тогда мы признали себя равными».

— Однако вы не равны, — сказала она.

— Почему ты так решила? — сказала он.

— Потому, — сказала она, — что у Хёгни есть королева высокого рода, а у тебя жены нет.

Он ответил:

— Хёгни сразу отдаст мне в жены Хильд, свою дочь, как я попрошу, и тогда я буду не хуже женат, чем он.

— Умалится тогда твоя слава, — сказала она, — если ты попросишь Хёгни родства через брак. Было бы лучше, если вдосталь у тебя храбрости и доблести, как ты заявляешь, похитить Хильд и убить королеву, причем таким способом: бросить ее в воду перед носом корабля, чтобы он разрезал ее надвое, когда поплывет вперед.

От пива, которое он выпил, Хедином овладели злоба и беспамятство, поэтому ему понравился этот совет, и не вспомнил он того, что они с Хёгни были побратимами.

Затем они расстались, и Хедин поехал к своим людям. Это было поздним летом. Хедин приказал своим людям готовить корабль, говоря, что хочет вернуться домой в Серкланд. После этого пошел он в женские покои, схватил королеву и Хильд и вышел с ними. А люди его взяли одежду и драгоценности Хильд. И не нашлось в государстве человека, кто посмел бы воспротивиться Хедину и его людям, потому как он выглядел грозно.

Хильд спросила Хедина, что он собирается делать, он рассказал. Она попросила его не делать этого:

— Ведь мой отец выдаст меня за тебя, если ты попросишь.

— Но я не хочу просить, — сказал Хедин.

— Если ты не хочешь ничего иного, как увезти меня, то мой отец еще мог бы с тобой помириться. Но если ты сделаешь так зло и бесчеловечно — убьешь мою мать, то мой отец никогда не простит тебя. И тяжкий снился мне сон, что вы будете сражаться и убьете друг друга. Но другое произойдет, еще худшее, и будет мне большая печаль, если я буду причиной того, что отец мой будет повержен перед преступлениями и могучим волшебством. Однако мне будет безрадостно видеть и тебя в злобе и трудностях.

Хедин ответил, что не беспокоится о том, что произойдет после, и что он поступит так, как решил раньше.

— Не можешь ты сейчас ничего, — сказала Хильд, — потому как ты не в своей воле.

Тогда пришел Хедин на берег; корабль был уже спущен. Бросил он тогда королеву в воду перед носом корабля. Когда она рассталась с жизнью, Хедин взошел на корабль.

Когда было все готово, решил он сойти на землю один, без своих людей, и поехать в тот самый лес, где был раньше. И когда он пришел на ту поляну, увидел он Гёндуль, сидящую на троне. Они радушно поздоровались. Хедин рассказал ей о случившимся. Она одобрила это. У нее был тот самый рог, что и в прошлый раз, она предложила ему выпить. Он взял рог и выпил, и когда опьянел, овладел им сон, и склонился он на ее колени.

А когда он заснул, убрала она с колен его голову и произнесла:

— Теперь накладываю на тебя все заклинания и условия, что сказал раньше Один, на вас обоих с Хёгни, и на все ваше войско.

Позже Хедин проснулся и увидел тень от Гёндуль, и показалась она ему черной и огромной. Теперь Хедин все вспомнил и осознал свое великое злодеяние. Он решил уплыть куда-нибудь далеко, чтобы не слышать ежедневно упреков в своем ужасном поступке. Он поехал к кораблю и быстро освободил его от привязи. С суши дул попутный ветер, так отплыли они прочь вместе с Хильд.

 

8. Начало битвы Хьяднингов

Вот возвращается Хёгни домой и узнает правду, что Хедин уплыл прочь с Хильд и кораблем «Хальвданарнаут»[5], убив королеву. Хёгни был очень разгневан и приказал людям тотчас же собираться и плыть за Хедином. Они сделали так, поймали попутный ветер и каждый вечер прибывали к тому мысу, от которого Хедин отплывал утром.

Но однажды, когда Хёгни направлялся к одному мысу, увидели они в море паруса Хедина. Хёгни тотчас поплыл туда. И как правдиво рассказывают, Хедину ветер дул навстречу, а Хёгни дул тот же самый ветер попутно. Тогда Хедин причалил к острову, что зовется Высоким, и бросил там якорь.

Хёгни быстро настиг его, и они встретились, Хедин доброжелательно приветствовал его.

— То тебе скажу, побратим, — сказал Хедин, — что совершил я такое большое зло, что ты даже не можешь получить возмещение. Я захватил твою дочь и корабль и предал смерти твою жену, однако не по моему собственному злобному умыслу, а скорее по плохим предсказаниям и злому волшебству. Хочу я теперь, чтобы ты один решил и рассудил между нами. Также я хочу предложить тебе забрать Хильд и корабль, всех людей и деньги. А я уплыву так далеко, что никогда не вернусь в Северные Страны, и ты меня не увидишь, пока я буду жив.

Хёгни ответил:

— Я отдал бы тебе в жены Хильд, если бы ты попросил. И даже если бы ты захватил ее силой, мы могли бы еще помириться. Но сейчас ты совершил такое ужасное преступление, надругался над королевой и убил ее, что нет надежды, что я желаю примирения. Сейчас мы и выясним на месте, кто лучше рубит.

Хедин ответил:

— Хороший совет: если ты не хочешь ничего иного, кроме как биться, давай будем испытывать силу вдвоем. Потому что с нами здесь нет никаких людей, которые могли бы сравниться с нами двумя. Неразумно, если невинные люди заплатят за мои преступления и злодеяния.

Но их люди поклялись все, как один, что они раньше все упадут мертвыми, чем позволят им обменяться ударами в поединке.

И Хедин увидел, что Хёгни не хочет ничего иного, кроме сражения, тогда приказал своим людям плыть к острову.

— Не буду я больше ни извиняться перед Хёгни, ни уклоняться от битвы, и пусть теперь каждый ведет себя мужественно.

Высадились тогда они на остров и начали биться. Хёгни был неистов, а Хедин — проворен с оружием и наносил сильные удары. Но как достоверно сказывают, на них было наложено такое сильное заклинание и злое волшебство, что даже если они рассекали друг друга вниз от плечей, то они вставали и сражались как до этого. Хильд сидела в роще и наблюдала за этой битвой.

Это бедствие и мука продолжались все время с того, как они начали биться, и до того, как Олав сын Трюггви сделался конунгом в Норвегии. Рассказывают люди, что прошло 143 года[6], прежде чем знаменитый муж, конунг Олав, стал там на якорь, а его дружинник освободил их тогда от этого мучительного проклятия и жалких страданий.

 

9. Окончание битвы Хьяднингов

В первый год правления конунга Олава, как сказывают, однажды вечером он приплыл к острову Высокий и стал там на якорь. До этого поблизости с этим островом каждую ночь исчезали дозорные, и никто не знал, что случилось. Ивар Блеск стоял на страже в ту ночь.

Когда все люди на корабле заснули, взял Ивар меч, который принадлежал Ярнскьёльду, а Торстейн сын Ярнскьёльда подарил ему, и все свои доспехи и высадился на остров.

И как только он оказался на острове, увидел он человека, который шел навстречу ему. Он был большого роста и весь окровавленный, в великой печали. Ивар спросил у этого человека его имя. Тот назвался Хедином, сыном Хьярранди, родом из Серкланда.

— Скажу тебе правду: в том, что здесь исчезают дозорные, повинны я и Хёгни, сын Хальвдана, потому что мы и наши люди прокляты таким великим и мучительным заклинанием, что сражаемся денно и нощно, и минуло уже много времени, а Хильд, дочь Хёгни, сидит и смотрит на нас. Один наложил это на нас, и не будет нам освобождения, пока некий христианин не сразится с нами, и не встанут тогда уж те, кого он убьет, и так каждый из нас освободится от проклятия. Теперь хотел бы попросить тебя следовать за мной и сражаться, поскольку я знаю, что ты добрый христианин, а конунгу, которому ты служишь, сопутствует великая удача. Также подсказывают мне чувства, что мы получим от него и его людей что-то хорошее.

Ивар согласился пойти с ним.

Хедин обрадовался и молвил:

— Остерегайся сначала встречаться в Хёгни, а также не убивай меня, прежде чем убьешь Хёгни, ибо если я буду уже мертв, ни один человек не в силах сразиться с ним и убить его, потому как у него в глазах Шлем Устрашения[7], и никому от этого нет защиты. Поэтому есть только один способ: я подойду к нему первым и сражусь с ним, а ты зайди сзади и нанеси смертоносный удар. Потом тебе легко будет убить меня, когда все остальные будут уже мертвы.

И тогда они ринулись в битву, и увидел Ивар, что все, что рассказал ему Хедин, — правда. Подошел он к Хёгни со спины и разрубил ему голову до самых плеч. Тут Хёгни пал мертвым и больше уж не вставал. Потом Ивар убил всех людей, что сражались, а последним — Хедина, и это было несложно. Когда начало светать, вернулся он на корабль. Он пошел к конунгу и все ему рассказал. Конунг похвалил его подвиг и сказал, что ему сопутствовала удача.

Через день они высадились на остров, но не увидели там никаких следов сражения, что происходило сражение. Но на мече Ивара осталась кровь, и позже там уж никогда не пропадали дозорные. После этого конунг вернулся в свое государство[8].

 

 

Примечания

[1] Шхеры в устье реки Гаутэльв.

[2] Балтийское море.

[3] Роскилле.

[4] «Эллиди» — корабль Фритьофа Смелого, «Гнод» — корабль Асмунда Убийцы Берсерков, «Великий Змей» — корабль Олава Трюггвасона.

[5] «Хальвданарнаут» — название корабля переводится как «Дар Хальвдана».

[6] То есть битва Хьяднингов началась в 852 году.

[7] Т. е. он имеет магическую (внушающую благоговейный страх) силу глаз (см. «Краткий древнегерманский мифологический словарь» Леонида Кораблева).

[8] В «Младшей Эдде» («Язык поэзии», 62) битва Хьяднингов описывается несколько иначе: «…И завязался между ними бой — его называют битвой Хьяднингов, — и сражались они целый день, а вечером пошли к своим кораблям. Ночью пришла Хильд на поле битвы и колдовством пробудила всех убитых. На другой день конунги возвратились на поле битвы и вступили в бой, и были с ними все те, кто полегли накануне. И так изо дня в день длилась та битва: и убитые, и оставшееся на поле битвы оружие и щиты — все превращалось в камни. Но наутро мертвецы восставали и сражались, и все оружие снова шло в дело. В стихах говорится, что так и застанет Хьяднингов конец света».

 


© Aerius, 2004


автоломбард